Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Братья Баттал — Бертуган Батталлар
13Фев/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 7

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


Перед поездкой в Германию, на митинге 25 августа 2009 года Михаил сообщил мне о публикации в журнале «Мирас» так называемой «исторической драмы «"Барбаросс" инкыйразы» («Крах плана "Барбаросса"»), в которой её авторы изобразили Джалиля другом Гитлера. Дочь поэта Чулпан Мусаевна подала на авторов в суд, и «…По результатам проверки было принято решение о возбуждении в отношении авторов текста уголовного дела по части 2 статьи 129 УК РФ (клевета…)», а авторов исключили из Союза писателей Татарстана.

7Фев/160

Размышления о Салихе Баттале. Часть 8

Предлагаем размышления о Салихе Баттале его племянника. Часть восьмая, завершающая.


В 2015 году я по настоятельной просьбе тогдашнего начальника Главного архивного управления при Кабинете Министров Татарстана Данила Ибрагимова передал в государственный архив республики около тысячи фотографий, сделанных Салихом Вазыховичем в пятидесятых годах XX века (в электронном виде). Ибрагимова заинтересовало, что дядя запечатлел «деятелей культуры и искусства Татарстана», проще говоря – писателей и артистов, которые в те года выглядели, естественно, довольно молодо. А пока у меня не выработался «иммунитет» к «обязательному» искажению… то есть редактированию текстов без согласования с автором, я, согласно разъяснённому мне праву, наложил запрет на использование фотографий дяди посторонними лицами; после некоторых размышлений я поставил срок запрета до 2029 года.

6Фев/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 6

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


С 29 августа по 4 сентября 2009 года, после почти шестилетней подготовки, я с дочерью наконец-то побывал в Берлине. Мы с нашим знакомым, профессиональным переводчиком Джоном Ноксом, посетили место казни группы Курмаша в тюрьме Плетцензее, музей Германского Сопротивления на Штауффенберг-штрассе и при помощи главы татаро-башкирского культурного центра Венеры Вагизовой, также владеющей немецким, даже смогли получить в ЗАГСе района Шарлоттенбург документ о смерти дяди Абдуллы! Разумеется, я не мог упустить случая, чтобы не поинтересоваться возможными причинами разоблачения подпольной группы Курмаша. Сказав только, что гестапо имело необычайно разветвлённую сеть осведомителей, сотрудник музея Германского Сопротивления господин Андреас Хербст фактически повторил слова Ф. Султанбекова, не подтвердив версию о вине именно Абдуллы Баттала.

31Янв/160

Размышления о Салихе Баттале. Часть 7

Предлагаем размышления о Салихе Баттале его племянника. Статья даётся с разделением на восемь частей.


У Салиха Вазыховича есть выражение, ставшее знаменитым: «Баттал икәнемне онытсам да, постта икәнемне онытмам» - «Если даже забуду, что я Баттал, не забуду, что я на посту». Естественно было ожидать появления на него ответа-подражания. В 1990 году, когда у дяди уже появилось хоть почётное, но и печальное определение «диссидент», поэт Нури Арслан по-дружески написал ему: «Можешь забыть о себе что угодно, но не забывай, что ты Баттал!». Салих Вазыхович никогда и не забывал этого. Разве дадут забыть свою фамилию, когда за её честь приходится бороться!

31Янв/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 5

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


В 1960 году в Москве вышла документальная повесть корреспондента газеты «Правда» Юрия Королькова «Через сорок смертей», в которой были названы шестеро товарищей Джалиля из десяти, казнённых вместе с ним. Почему же никто не торопился рассказывать хотя бы о них, в то время как публиковались стихи Джалиля, его биография, ему присваивали звание Героя Советского Союза, присуждалась Ленинская премия, открывались памятники и т.п.? Неужели автор повести тоже ошибся, как и Кашшаф, похвалив не того, кого надо, в дарственной надписи в своей книге: «Фуату Баталову, брату героя на память о встрече от автора (подпись), Казань 21.5.62»?

В самом деле, где факты, неопровержимо свидетельствующие о «руководящей и направляющей роли» Джалиля? Как следует из доступных широкому кругу читателей источников, из немецких архивов известно о руководящей роли именно Курмаша; например, заголовок «Приговора Имперского суда» - «Курмашев и десять других» и то, что его казнили первым, как «самого опасного» подпольщика. Джалиль был таким же героем, как остальные члены их группы, но быть «душой группы» и руководить ею – всё-таки разные вещи.

25Янв/160

Размышления о Салихе Баттале. Часть 6

Предлагаем размышления о Салихе Баттале его племянника. Статья даётся с разделением на десять частей.


В октябре 1990-го Салих абый удивил нас посещением «оздоровительного» сеанса в цирке. Когда Мадина апа, раздражённая длинной вступительной саморекламой «целителя», посоветовала ему не тянуть с сеансом, тот, пообещав им паралич, выгнал обоих из цирка. Как писал сослуживец дяди Каминский, недоброжелатели конструкторского бюро, в авиаотряде которого служил Салих абый, тоже называли его цирком: «Ну что с него взять? Он же служит в цирке у Гроховского!». Через пятьдесят семь лет у этих слов нашёлся достойный адресат: вообразивший себя врачом знахарь, потому что настоящий врач даже раздражающему его пациенту не будет прилюдно желать болезней.

24 декабря 1991 года президент Татарстана Шаймиев вручал родственникам джалиловцев ордена, которыми их посмертно наградил своим указом президент СССР Горбачёв. Я случайно узнал об этом на работе от корреспондента программы новостей и сообщил домой. Увидев, как орден брата Абдуллы из рук президента получает Мобарак Вазыхович, отец позвонил ему: «Откуда ты узнал, что надо идти за орденом?». – «Должен был идти Салих абый, но он не смог и предложил мне». – «Мы знаем, как он изменился, но почему ты не сказал мне?!». – «Я думал, тебя тоже пригласили». Разумеется, такое невнимание в такой торжественный момент даже от родных братьев потрясло и расстроило отца. Тем более, что родственников некоторых джалиловцев разыскали аж в Казахстане…

25Янв/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 4

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


В 2006 году у Р. Мустафина вышла книга «Муса Җәлил турында истәлекләр» - «Воспоминания о Мусе Джалиле» (фактически та же книга Гази Кашшафа 1964 года «Муса турында истәлекләр» - «Воспоминания о Джалиле», только дополненная несколькими главами). В ней к рассказу подпольщика Михаила Иконникова добавлены два его письма автору книги с таким предисловием Мустафина (даю в переводе): «…Привожу отрывки из этих до сих пор не публиковавшихся писем (Выделено мною – Ф.Б.). В основном речь в них идёт об Ахмете Симаеве. Но эти письма помогают полнее представить, что пережили Джалиль и его товарищи». Вот красноречивый отрывок из одного из писем Иконникова (стр. 223). Он пишет, что в связи с доставкой двух беглецов в лагерь Рабендорф «…Симаеву добавилось волнений: перед самым восстанием члены подпольной организации, забыв об осторожности, начали обнаруживать себя, доверяя незнакомым людям… Много чего они начали понимать уже после суда. Они увидели ошибки друг друга, но обид не держали. …Муса был чрезмерно доверчив, хотя в группе не только он, но и другие страдали легковерием. Потому что никому из них и в голову не приходило, что среди советских людей могут быть предатели. Это – основная ошибка Джалиля, говорит Симаев. Из-за этой чрезмерной доверчивости все знали даже, где спрятаны листовки Джалиля…». Разумеется, я допускаю, что среди «других легковерных» мог быть и дядя Абдулла, но, если бы даже так и было, почему «другие» превратились в одного Баттала?

17Янв/160

Размышления о Салихе Баттале. Часть 5

Предлагаем размышления о Салихе Баттале его племянника. Статья даётся с разделением на десять частей.


У Салиха Вазыховича было трое детей – от первой жены Марьям сын Виктор и от второй, Ольги – Вячеслав и дочь Долория. По словам Мобарака Вазыховича, когда родился Виктор, его отец увлекался романами Виктора Гюго, поэтому и предложил дать сыну это французское имя. Виктор очень часто приходил к нам и каждый раз приносил или какую-нибудь игрушку, или мороженое, а когда мы подросли – книги. Он восхищал нас своими железными мускулами, выигрывал у меня все шахматные партии, начиная их без какой-либо сильной фигуры. Вместе с нами Виктор ездил и к своему отцу, но, по словам моих родителей, ранее, когда тот после возвращения сына из армии посоветовал ему ехать осваивать целину, то охладил этим отношения с ним. Видимо, спасшись от голода в двадцатые годы переездом из деревни в Московскую область, Салих абый решил, что и в более благополучные годы все должны в поисках счастья уезжать из родных мест.

17Янв/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 3

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


Теперь позвольте поделиться некоторыми грустными мыслями.

Во-первых. По-моему, соратники Джалиля – и казнённые вместе с ним, и избежавшие этой участи – до сих пор остаются в тени Джалиля, несправедливо долго упоминаясь в средствах массовой информации обычно только во время его очередного дня рождения - когда по именам, когда как пресловутая «группа товарищей». Как говорил 23 августа 2006 года в музее Джалиля на встрече, посвящённой 100-летию со дня его рождения писатель Рафаэль Мустафин, после неоднократных отказов в Москве присвоить «джалильцам» звания Героев Советского Союза было решено увековечить их память присвоением их имён улицам, посёлкам и т. п. Однако это решение выполнено практически для одного Алиша. Родная деревня Абдуллы Баттала не в счёт – если улица там и получила его имя, то по местной инициативе.

А имя Джалиля, естественно, было присвоено всему и вся, вплоть до станции на Байкало-Амурской магистрали и «малой планеты № 3082».

10Янв/160

Размышления о Салихе Баттале. Часть 4

Предлагаем размышления о Салихе Баттале его племянника. Статья даётся с разделением на десять частей.


Раньше для нас с Фаридой ночёвка у дяди была как награда. Как-то родители опять согласились оставить нас на ночь на даче. Скоро хозяевам вконец надоели наши вопросы вроде: «Чем можно поиграть?», «Что есть почитать?», а тем более когда мы не смогли съесть подгоревшую манную кашу, которую сварила Мадина апа, они отчитали нас: «Что, не можете побыть одни, без папы и мамы?». (Мы могли бы съесть даже любимые у Мадины апы, но порядком надоевшие нам морковные котлеты, но эту кашу смог осилить только приехавший на следующий день отец, и то хорошо посолив). После этого случая у нас больше не возникало желания оставаться у дяди одним, и не было случаев такого сильного недовольства друг другом. В основном проблемы возникали с его женой.