Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Братья Баттал — Бертуган Батталлар
11Июн/190

Школа № 137, очередная книжная «новинка», поездка в Карадуван и в Болгары

С учащимися школы №137

С учащимися школы №137

13 мая 2019 года я побывал в казанской школе № 137. Инициатива этого посещения исходила от нашей родственницы Светы, которую я упоминал в заметке «Книжные «новинки». Я встретился с учениками шестого класса, в котором учился сын Светы Илья, и рассказал им о подпольщиках, один из которых - Абдулла Баттал - приходится ему двоюродным прадедушкой.

По просьбе своей мамы Илья передал мне второе издание биографического справочника «Эстафета памяти. 1941-2019» - список родственников сотрудников государственного бюджетного учреждения (ГБУ) «Безопасность дорожного движения», участвовавших в Великой Отечественной войне. (Казань, 2019 год, 1000 экземпляров). По возвращении домой я изучил эту книгу.

Спасибо редакции: здесь, наконец-то, были помещены материалы о дедах Светы, почему-то не названные в первом издании – Галимзяне, Салихе и Фуате (См. заметку «Книжные «новинки»). Хотя, конечно, остаётся вопрос: почему нельзя было сделать это в первом выпуске «Эстафеты» 2018 года, ведь по просьбе Светы я посылал тогда сведения обо всех них. Далее, увы, опять следуют «неудобные» вопросы.

О Мубараке Вазыховиче. Откуда авторы книги взяли, что он ушёл на фронт добровольцем? Он был призван. Почему он оказался в составе Западного фронта, тогда как и в «Личном деле», хранящемся в оперном театре Казани, и на сайтах Министерства обороны указано, что он воевал в составе Первого Украинского фронта (ранее называвшегося Воронежским)? Соответственно, в заметке о Мубараке описан боевой путь Западного фронта. Откуда у дяди «появился» орден Красной Звезды, тоже не отмеченный ни в его «Личном деле», ни на сайтах? Я ведь сообщал через Свету известные нам подробности биографий всех дядей (её дедушек) 2 августа 2017 года.

О Салихе. Почему было не указать, за что он был награждён орденом Трудового Красного Знамени в мирной жизни? Да, в августе 2017-го я не упоминал его мирную профессию, но в письме редакции 22 сентября 2018-го отметил, что он был писателем, поэтом, который «После демобилизации всецело занимается литературной деятельностью: он пишет поэмы, повести, очерки, переводит на татарский язык сказки А. Пушкина, поэмы Маяковского и др.». Согласен, это не очень принципиальное упущение, но в книге говорится всего о двух писателях - участниках войны, и почему-то только у второго, Яна Винецкого – того самого, который «открыл» широкой общественности будущего Героя Советского Союза Михаила Девятаева – освещается его литературная деятельность.

И, наконец, об Абдулле. Почему было не исправить ошибки в заметке о нём во второй «Эстафете...»? (Разумеется, исправить не так, как заметку о Мубараке – с новыми ошибками). Она так и осталась в первой книге - куцей и наполовину не соответствующей действительности: якобы им руководил Муса Джалиль, и он был казнён 29 августа 1944 года.

И, по мелочи: в выходных данных (стр. 2) указано, что в книге 116 страниц, тогда как их 108. (Видимо, старая цифра была ошибочно скопирована из первого издания). Это несмотря на то, что аннотация на этой же странице приведена в скорректированном виде по сравнению с первым изданием.

Да, нужно проверять биографии родственников, собранные с сотрудников собственного учреждения, но это означает проверку их соответствия фактам, а не внесение искажений. И эта картина повторилась во втором издании «Эстафеты...», после того, как в сентябре 2018 года один из составителей книги, ознакомившись с моим мнением о ней, сказал, что благодарен за мои замечания, такие ошибки допускать нельзя и что ему стыдно за них… Как после таких ошибок воспринимать эти строки из аннотации к «Эстафете памяти»: «Является документальным свидетельством ответственности работающей молодёжи за сохранение памяти о воинской и трудовой доблести татарстанцев в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г. Представляет интерес для преподавателей и учащихся образовательных учреждений, организаторов героико-патриотических движений молодёжи, а также для энтузиастов-краеведов»?

Ещë раз: какой был смысл издавать такой ведомственный вариант республиканской «Книги Памяти»? В крайнем случае, не легче ли было бы скопировать из неё только заметки о родственниках сотрудников своего ГБУ?

Школа №137 г. Казани

Школа №137 г. Казани

22 мая 2019 года я второй раз съездил в деревню Карадуван Балтасинского района Татарстана - на этот раз по инициативе 31-й школы Казани, от которой туда поехали руководитель школьного музея Маргарита Александровна и две ученицы одиннадцатого класса. Целью их поездки было знакомство с местным музеем М. Джалиля.

Заведующая музеем Фирая ханум, как в своё время и его создатель Баки Зиятдинов, не скрывает, что Джалиль не бывал в их деревне. Когда в 2013 году я с сыном приезжал в Карадуван первый раз, Баки Шаймуллович тоже объяснял появление этого музея их интересом к жизни и творчеству Джалиля. Всё началось с присвоения пионерской дружине их школы его имени, затем последовали походы школьников на родину поэта и по местам, связанным с его именем, приглашения в гости соратников Джалиля, его родственников и знакомых, а в настоящее время – лауреатов премии его имени.

В музее М. Джалиля, д. Карадуван

В музее М. Джалиля, д. Карадуван

В офисе деревенского музея Фирая ханум показала мне новую книгу о подпольщиках - «Ватанга тугры калдылар» («Остались верны Родине»). Жаль, из-за дефицита времени я не мог прочитать её, тем более, что она оказалась довольно объёмистой, но я просмотрел статью об Абдулле Баттале. К сожалению, как ожидалось, она оказалась очередным повтором многократно написанного ранее в других книгах и, как всегда, «довеском» к его имени следует имя предателя Ямалутдинова… Возможно, я ошибаюсь насчёт всей книги, но стоит ли издавать очередные сочинения о подпольной группе Курмаша, если на эту тему авторы не нашли ничего нового?

После экскурсии по музею Джалиля мы мы посмотрели два зала «Боевой Славы», посвящённые участникам войны, выходцам из трёх соседних деревень – Карадувана, Арбаша и Таузара, после чего встретились с группой школьников – членов «штаба» «Красная ромашка». Маргарита Александровна рассказала им о музее своей школы и о наших предыдущих поездках; я, кроме прочего, как всегда, сообщил о руководящей роли в подпольной борьбе Гайнана Курмаша. В завершение встречи ученица Айзиля прочитала нам стихотворение Джалиля.

В музее истории Сибирского тракта, д. Карадуван

В музее истории Сибирского тракта, д. Карадуван

После встречи со школьниками нам показали замечательный музей истории Сибирского Тракта, после чего угостили в школьной столовой. Затем Фирая ханум опять отвезла нас на своей машине на автостанцию в Балтаси, откуда мы вернулись в Казань.

1 июня 2019-го с активистами из Казанской школы № 31 я съездил в Болгарский государственный историко-архитектурный музей-заповедник. И в этот раз нашей главной целью были места, имеющие отношение к подпольщикам группы Г. Курмаша, поэтому в первую очередь мы посетили музей Абдуллы Алиша. По словам экскурсовода Розы, к сожалению, у них нет личных вещей писателя, а «только похожие вещи той эпохи», но их музей, открывшийся в прошлом году, является первым государственным музеем Алиша, потому что до этого все его музеи были пришкольные, в административных зданиях. Разумеется, кроме старинных предметов быта, здесь были представлены документы и фотографии Алиша. В каждом таком посещении узнаёшь что-то новое, но, как всегда, второй, не менее важной для меня целью нашей поездки я считаю обмен мнениями с экскурсоводом и другими заинтересованными людьми по истории подпольщиков.

Музей А. Алиша, г. Болгары

Музей А. Алиша, г. Болгары

После музея Абдуллы Алиша мы прошли по территории заповедника и к вечеру вернулись в Казань.

Связано с категорией: Новости, Статьи Оставить комментарий
Комментарии (0) Пинги (0)

Пока нет комментариев.


Leave a comment

Нет обратных ссылок на эту запись.