Братья Баттал — Бертуган Батталлар
5Апр/170

«Где родился Муса Джалиль? Вы знаете?»


2 апреля 2017 на сайте Intertat.ru появилась подборка новостей, представленная как обзор «самых важных и интересных событий недели». («Атна: Минзәлә театрына Яппаровадан “эләкте”, М.Җәлилнең кайда туганын белмәүчеләр ачыкланды, 10 көннән кыр эшләре башлана»). Последней из шести была заметка «Где родился Муса Джалиль? Вы знаете?» («Муса Җәлил кайда туган? Беләсезме?»). Суть заметки: Татарский национальный центр Московской области провёл на своём сайте опрос на тему «В каком регионе Советского Союза родился татарский поэт Муса Джалиль?». Требовалось выбрать правильный ответ из пяти предложенных вариантов. Из 167 человек из Нижегородской, Оренбургской, Астраханской областей, Татарстана и Башкортостана правильный ответ – что поэт родился в Оренбургской области - дали 47,3 % участников опроса.

В заметке не даются комментарии по его итогам, но судя по упомянутому девизу, под которым он проводился - «Это должен знать каждый», его организаторы относятся к такому низкому результату предосудительно: как же, мол, можно не знать таких обязательных вещей! Но этот опрос вызвал у меня сомнение: а в чём его смысл? В Великую Отечественную войну много людей проявило героизм не меньший, чем Джалиль; например, многие ли из нас знают, где родился маршал Георгий Жуков? Может быть, организаторы опроса выбрали Джалиля потому, что по их мнению, он особенно близок татарам Поволжья? Тогда почему было бы не спросить о месте рождения, например, Героя Советского Союза Ахтяма Сабирова? Этот ряд вполне можно продолжить знакомыми всем именами Бориса Кузнецова, Михаила Девятаева и т.п, не считая Героев не с такими «раскрученными» именами. А может быть, подвиг Джалиля является уникальным? При всём к нему уважении, с этим трудно согласиться: известна роль командира Джалиля Гайнана Курмаша - организатора и руководителя подпольной группы. Учтите также, что кроме Курмаша, многие в этой группе тоже писали стихи, которые, по словам заведующего музеем Великой Отечественной войны в Казани Михаила Черепанова, были не хуже, чем у Джалиля. Но кто хотя бы просто слышал о Курмаше? (Специалисты по истории войны не в счëт). Давайте откровенно: кто из нас вообще знает, где не только родились, но и воевали их собственные отцы (деды, прадеды)?

Интересно, что обзор начинается с упоминания выступления в КФУ историка Искандера Гилязова, сказавшего: «Как мы рассказываем о наших великих личностях? Называем Тукая, Джалиля – и на этом всё. О других - учёных, писателях, спортсменах, музыкантах - ничего не говорим».

В одном из выпусков передачи «Поле чудес» девяностых годов участвовали дети – потомки известных советских военачальников, участников Великой Отечественной войны. По ходу игры ведущий расспрашивал детей, что они знают о своих прославленных дедах (прадедах). Если кто видел и помнит тот выпуск, тот подтвердит: на детей было жалко смотреть, потому что никто из них не мог сказать ничего вразумительного. А теперь попробуйте ответить: если бы при этом они смогли назвать место рождения какого-нибудь героя войны, постороннего для них, это сильно оправдало бы их незнание биографии собственных родственников?

Вспоминается сцена из советского художественного фильма «Это мы не проходили» 1975 года. Студентка педагогического института, проходящая практику, приходит домой к одному из своих учеников по имени Митя, и у неё происходит такой диалог с отцом школьника. Студентка, глядя на портрет всемирно известного архитектора: «Кто это – Митин дедушка?» Отец: «Как? Вы что, не знаете? Ну, если вы действительно не знаете, тогда мне с вами, извините, как-то разговаривать сложно… Удивительно, кого нынче педагогические ВУЗы выпускают! Это Корбюзье, великий архитектор. – А кто он вам – родственник? – Да вы что, смеётесь? Он француз; я никогда его не видел, но… - А у Мити есть дедушка? – Нет, Митин дедушка погиб на войне. А что? – Просто я подумала, что известный зодчий, разработавший оригинальные принципы проектирования архитектурных ансамблей и градостроительства, не очень бы обиделся, если бы в этой комнате висел портрет Митиного дедушки, а потом уже его, Ле Корбюзье. – Отец со смущением: Ну, кто же в наше время вешает на стены портреты родственников… - Вы правы. К сожалению…». По-моему, эта сценка с замечательным ответом студентки является точной иллюстрацией отношения, формируемого у нас к некоторым героям.

Вот я и думаю: в чём смысл таких опросов с предсказуемым результатом? Почему только о Джалиле «это должен знать каждый»? Не справедливее ли было бы предложить другой вопрос, аналогично названию одной статьи М. Черепанова: знаете ли вы, в чём заключается подвиг Джалиля? А если честнее - коллективный подвиг подпольной группы Курмаша. Неужели знание одной, не самой важной подробности из биографии человека важнее понимания совершённого им подвига?

Кстати, смысла не более, чем в этом опросе, я увидел и в статье, появившейся в Intertat.ru 25 марта 2017: «Семь военных-татар, оставивших глубокий след в истории своей смелостью». («Кыюлыклары белән тарихта тирән эз калдырган 7 татар хәрбие»). В ней приводятся краткие биографии десяти татар (хотя в названии говорилось о семи, ну, да это неважно), защищавших родину: двоих - представителей 16 и 18 веков, остальных – участников Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. (Как нетрудно было догадаться, совершенно предсказуемым было включение в этот «элитный» список Джалиля. Причëм, в отличие от других, здесь даны две его фотографии; с одной, как эпиграфа, статья и начинается).

Сразу возникает вопрос: как вообще возможно определить десятку (семёрку) самых смелых участников самой кровопролитной в мире войны? Поэтому в поступивших отзывах, конечно же, были названы имена других, не менее достойных героев. В действительности такие статьи противопоставляют заслуженных людей друг другу, деля их на некие «сорта». Ведь по логике автора (редакции), смельчаки, не вошедшие в этот список, возможно, хоть и оставили свой след в истории, но «неглубокий».

Но авторы обзора недели и списка «самых-самых» героев хотя бы помещают отзывы читателей на свои статьи. Вот 7 февраля 2017 в этой же электронной газете появилась статья «Семь скандальных сочинений: обзор татарской литературы» («Җиде гаугалы әсәр: татар әдәбиятына күзәтү»). После характеристик семи (здесь – действительно семи) произведений следовал вопрос: «Кроме этих, есть и другие сочинения, вызвавшие скандал в обществе. А по вашему мнению, какие из них вызвали переполох?». Я послал названия двух поэм Салиха Баттала с краткими пояснениями и внёс поправку в написание фамилии одного борца (было «Зайкин» вместо «Заикин»), поблагодарив автора за статью. Как обычно, я получил автоматическое извещение, что моё мнение получено и ожидает одобрения администратора. На следующий день оно исчезло, а в начале статьи остался призыв: «Будьте первым комментатором!». Неужели это последствия моего вопроса автору, возмутившемуся в 2016 году выбором места торжеств по поводу юбилея Джалиля? (см. заметку «В завершение 2016–го года»). В таком случае я тоже вошёл в число авторов сочинений, вызвавших недовольство. По крайней мере, перед одним человеком…

Комментарии (0) Пинги (0)

Пока нет комментариев.


Leave a comment

Нет обратных ссылок на эту запись.