Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Братья Баттал — Бертуган Батталлар
11Янв/210

Открытие школы в Больших Тиганах

Вернувшись из 141-й гимназии, я в тот же день получил сообщение от сотрудницы музея деревни Большие Тиганы Лилии Зариповой, что 21 декабря у них состоится торжественное открытие нового здания школы, которая будет носить имя Абдуллы Баттала. Оно было построено взамен пришедшего в аварийное состояние старого здания и должно было открыться в начале октября, но сначала согласовывался вопрос с оформлением документов на памятную доску, потом ухудшилась ситуация с коронавирусом... Наконец, был намечен день торжественного открытия, на которое, как мне сказали, даже ожидался приезд президента республики.

Двадцать первого сыновья Лилии привезли меня в Большие Тиганы. Я передал сотрудницам деревенского музея очередную партию документов, принадлежавших дядям Салиху, Мубараку, жене Мубарака Раисе, моему отцу и матери и др., и стал ожидать приезда высоких гостей из Казани. Оказалось, что для торжественного открытия школы из райцентра приедет глава района Сергей Анатольевич Демидов, а из Казани – заместитель председателя Государственного Совета республики Татарстан, председатель Комиссии по вопросам сохранения и развития татарского языка Марат Готович Ахметов. Однако в запланированное время (в одиннадцать часов) появился только молодой человек, представившийся руководителем аппарата главы администрации района. Через некоторое время он, слушая телефон, спросил меня: «Кто вам сказал, что нужно было приезжать в музей?», и распорядился отвезти меня в новую школу. Там из громкоговорителей звучала музыка; часть народа стояла у входа, часть грелась в вестибюле. Я тоже погрелся, а когда кто-то сказал «Едут», вышел на улицу. Наконец, почти в двенадцать, после экскурсии в музее, прибыл кортеж гостей.
Ведущие объявили об открытии нового здания школы, которое, как и прежнее, совместило в себе и детский сад; прозвучали гимны России и Татарстана; Сергей Анатольевич произнёс торжественную речь; двум участникам стройки вручили благодарственные письма главы района. Мероприятие снимала съёмочная группа телекомпании «Россия 1». После выступления Марата Готовича ведущие напомнили, что (цитирую) «Сегодня – ещë одно знаковое событие в жизни школы и села: открытие мемориальной доски, памятного знака в честь нашего земляка, уроженца села Большие Тиганы, соратника Героя Советского Союза Муса Джалила Абдуллы Баттала», и предоставили слово мне.
Ещё с музея все желающие инструктировали меня, чтобы я не говорил больше «одного-двух предложений», потому что «на всё мероприятие отведено пятнадцать минут». Я понимаю их состояние, поэтому спокойно воспринимал очередной инструктаж, повторявший предыдущий. Меня и самого раздражают длинные речи, поэтому я поблагодарил всех жителей деревни и сказал, что это очередной шаг в восстановлении доброго имени Салиха и Абдуллы Батталов и как было бы здорово, если бы они могли наблюдать это событие. (Моя «речь» длилась ровно минуту).

Открытие школы-сада в Больших Тиганах

Открытие школы-сада в Больших Тиганах

Памятная доска на стене школы

Памятная доска на стене школы

Затем Сергей Анатольевич, Марат Готович и я сняли белую ткань с мемориальной доски и возложили к ней цветы. На доске были барельеф Абдуллы и надпись на двух языках: «Школа носит имя Абдуллы Баттала 1916-1944». Директор школы Айсылу Назиповна приняла символический ключ, и под звуки песни «Школьные годы чудесные» двое учеников перерезали красную ленточку.
В вестибюле другие мальчик и девочка встречали гостей караваем, а ученик постарше, показывая на монитор на стене, на котором сменялись фотографии членов семьи Батталов, рассказывал о них.

Экскурсия по школе

Экскурсия по школе

Высокие гости, послушав песенный ансамбль, пошли осматривать классы. Я спросил корреспондентку телевидения Инну, когда ждать выхода их репортажа об открытии школы. Она ответила, что у них есть дурная примета: пока материал не снят, нельзя говорить, когда, и предложила: «А давайте мы у вас интервью здесь возьмëм, потому что там (на крыльце – ФБ) вы говорили по-татарски, а нам по-русски нужно будет тоже». Отвечая на вопросы Инны, я сказал, что по сравнению с временами, когда наши родные слышали от окружающих, что их брат Абдулла - предатель, сегодняшнее событие, конечно - большой шаг вперëд в торжестве справедливости, вот только восстановление этой справедливости происходит полумерами; достаточно вспомнить, какую реакцию в обществе вызвало появление фильма «Война непрощëнных» - мол, в Татарстане оправдывают предателей...
После осмотра детского сада мы прошли в Актовый зал, где послушали самодеятельный хор детей, а затем – доклад заместителя руководителя Исполнительного комитета по социальным вопросам об Алексеевском районе. После взятия у гостей интервью наше посещение школы завершилось обедом в столовой.

Новая школа

Новая школа

Любопытными оказались выпуски программы «Вести», вышедшие в эфир на следующий день. В выпуске в 9.00 (на татарском языке) ведущая сообщила, что мемориальная доска на стене школы открыта не только Абдулле Батталу, но и Мусе Джалилю; в репортаже за кадром сказали, что Салих Баттал вёл борьбу в фашистском плену вместе с Джалилем и был казнён с ним, а Абдулла был его старшим братом («абыйсы»). Вдобавок ко всему местами пропадал звук, а видео останавливалось; короткая сценка открывания доски повторилась два раза, и кадр был обрезан с обеих сторон вместе с титрами. Русскоязычный выпуск (в 14.30) отличался только тем, что в нём Абдуллу Баттала не назвали старшим братом Салиха и не сказали, что и Джалилю открыли мемориальную доску. Я позвонил в редакцию «Вестей» и сказал, что на торжествах в деревне не было речи о Джалиле; Салих не был в Германии и в фашистском плену, потому что в войну он был на Дальнем Востоке, где воевал с милитаристской Японией; соответственно, он не был подпольщиком и не мог быть казнëн с Джалилем - он скончался в Казани в 1995-м году; Абдулла был не старшим, а младшим братом Салиха. Минут через пятнадцать мне перезвонила Инна, выслушала мои поправки, после чего принесла извинения. А я поблагодарил её за звонок и за смелость в признании своих ошибок. (Наш разговор происходил в спокойных тонах, и я никогда не требовал расправ над «виновными». «Повинную голову меч не сечёт»...). Только, конечно, остался вопрос: почему нельзя было уточнить детали биографий Салиха и Абдуллы ещё в деревне, в музее? Или у учителей в школе? Или у меня после интервью?
Я действительно сочувствую Инне, попавшей в неудобное положение, но подобные «ляпы» - что в телевизионных репортажах, что в журнальных и газетных статьях, что в художественных произведениях - к сожалению, рок, «проклятие» для авторов. Разумеется, это «проклятие» они накладывают на себя добровольно - ведь сейчас вроде бы нет цензуры? Многие из них считают, что лучше участников событий разбираются, как тем нужно было о них писать или говорить. Собственно, поэтому и возник этот наш сайт...
Отдельно остановлюсь на том, какой обмен мнениями произошёл у нас с Маратом Готовичем. Когда мы обедали в школьной столовой, я попросил его передать привет историку Искандеру Гилязову. (Он тоже является членом комиссии по сохранению татарского языка). Сказав, что передаст, Марат Готович на мгновение задумался и поделился своими планами: «Есть у нас такие новые проекты: он (Гилязов – ФБ) готовит биографии представителей татарского народа, человек тридцати. Он уже написал и разместил на YouTube биографии Мусы Джалиля, Баки Урманче, Ильхама Шакирова и других; сам рассказывает, сопровождает фотографиями...». Я спросил, не сведётся ли их работа в тысяча первый раз к повтору имён одних и тех же, и так уже «раскрученных» личностей, как тот же Тукай, Джалиль и т.п. Марат Готович ответил: «Э-э... у читателей должны быть примеры (очевидно, образцы поведения – ФБ). Есть у нас один проект, задумка: запустить очерки о ныне здравствующих личностях, всей душой служащих своей нации, болеющих за неё; больше донести до народа о людях, которые есть среди нас сейчас, а не об умерших и забытых».
Да, ныне здравствующие тоже могут претендовать на создание «очерков» о самих себе, но таковые и так давно существуют в виде статей в «Википедии». Однако даже если не задумываться, насколько этично приравнивать кого-либо при его жизни к классикам, остаётся вопрос: как определить, в достаточной ли степени личность «служит своей нации», а умерший - забыт? Опять напомню классический пример: уж насколько сильно был «забыт» Гаяз Исхаки, а когда потребовалось, о нём мгновенно вспомнили и вставили в школьные программы. И, конечно, сошлюсь на авторитет. 7 мая в Intertat.ru появилось интервью писателя Ркаила Зайдуллы «Башкортстан легендасы булган татар шәхесләре: Ркаил Зәйдулла версиясе» («Татарские личности, ставшие легендой Башкортостана: версия Ркаила Зайдуллы»). Отрывок из этого интервью:
«...Как мы безразличны к своим историческим личностям! В одном ряду с Мазитом Гафури стоят Назип Думави, Сагит Сунчелей, Зариф Башири, Миргазиз Укмаси и другие; и кто о них знает? Есть Хади Маликов, ничуть не уступающий Кариму Хакимову – и кто его помнит? ...У нас предостаточно личностей старшего поколения. А сколько забытых?! Вместо того, чтобы заниматься ерундой и беспричинно скандалить, нужно находить такие имена и увековечивать, рассказывая об их делах. Вот только это требует труда и времени». («...Без үз тарихи шәхесләребезгә шулкадәр битараф! Мәҗит Гафури белән бер рәттә торган замандаш шагыйрьләр — Нәҗип Думави, Сәгыйть Сүнчәләй, Зариф Бәшири, Миргазиз Укмасый һәм башкалар бар, кем генә аларны белә? Кәрим Хәкимовтан һич тә ким булмаган Һади Маликов бар (булачак генерал Шәйморатов Кытайда аның кул астында эшли), кем генә аны хәтерли? ...Безнең болай да олы шәхесләребез күп. Онытылганнары күпме?! Юк белән булашканчы, бер сәбәпсез ызгыш чыгарганчы, менә шуларны тарихтан эзләп табып, исемнәрен мәңгеләштерергә, эш-гамәлләрен халыкка җиткерергә кирәк. Тик монысы хезмәт һәм вакыт сорый шул»).
Вот вам два мнения: заместителя председателя Государственного Совета республики, председателя Комиссии по сохранению и развитию татарского языка (Ахметова) и «просто» депутата Государственного Совета республики, члена Комиссии по сохранению и развитию татарского языка (Зайдуллы). Кто кого переубедит? По-моему, прав Ркаил, потому что я, как и он, не считаю, что творческая среда состоит из пары заоблачных «недостижимых» вершин и некоей остальной массы. Но победит, думаю, его начальник, потому что удобнее воспользоваться несколькими отшлифованными биографиями, доведёнными до состояния народных сказаний, а создание «очерков» о других, не менее достойных из «массы», требует труда и времени. Поэтому я думаю, что Марат Готович подтвердил мои опасения.
…Как-то, собравшись ещё раз взглянуть на снимки, сделанные во время открытия школы, я ещё раз зашёл на сайт Алексеевского района. Раздел «Фоторепортаж» с этими снимками уже исчез, зато на глаза попалась незамеченная мною ранее заметка за 21 декабря «В Больших Тиганах открыли новую школу, которая призвана стать национальным образовательным центром района». В заметке было сказано, что «Школа носит имя поэта и писателя, участника Великой Отечественной войны, уроженца Тиган Салиха Баттала. Сегодня здесь же открыли и мемориальную доску памяти известного земляка».
Мы благодарны инициаторам присвоения деревенской школе имени нашего родственника, но становится неудобно за авторов таких репортажей. Могли же они на том же сайте района видеть фотографию памятной доски, на которой написано, что школа названа в честь Абдуллы Баттала. Хорошо ещё, второй раз тот же «известный земляк» оказался упомянут к месту: «…Перед торжественным открытием школы гости посетили Музей имени Салиха Баттала».
Говорю же – над журналистами властвует какой-то рок...

Связано с категорией: Без рубрики Оставить комментарий
Комментарии (0) Пинги (0)

Пока нет комментариев.


Leave a comment

Нет обратных ссылок на эту запись.