Братья Баттал — Бертуган Батталлар
22Фев/160

Воспоминания об Абдулле Баттале. Часть 8

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


Несмотря на мои неоднократные просьбы к писателям, пишущим на тему «джалильцев», ознакомиться с моей статьёй, я ни от кого так и не получил ответа. И, очевидно, не получу, потому что из таковых остался один человек, которому тоже «некогда». Это девятый год подряд… Из читавших мою статью и давших ей свою оценку (приятно, что высокую) до недавних пор был только преподаватель Казанского государственного университета, академик Талгат Галиуллин, за что ему искреннее спасибо. А 9 сентября 2011 года мне, наконец, ответил Туфан Абдуллович Миннуллин, автор пьесы «У совести вариантов нет» («Моңлы бер җыр»). Я давно передавал ему свою просьбу через разных людей, а теперь увидел его самого в конце митинга 25 августа и мы договорились, что я пришлю ему свою статью, отпечатанную на бумаге. Писатель сказал, что я всё написал правильно, и что он выбросит из пьесы слова «Абдуллы Баттала» о признании им своей доверчивости, приведшей к аресту подпольщиков. Скажу честно: таких слов от признанного драматурга я не ожидал.

Так случайная встреча его на митинге оказалась вторым интересным и важным событием, ради которого стоило в этот день приезжать на площадь Первого Мая...

В 2012 году исполнилось 68 лет казни в фашистском плену группы подпольщиков, пока больше известных через имя одного из них – Мусы Джалиля. Но, несмотря на появление новых фактов, и такой солидный срок пока не сильно прояснил представления о них широкой общественности.

Например, профессор МГИМО МИД России Абдулхан Ахтамзян в своей книге «Муса Джалиль и его соратники в Сопротивлении фашизму», изданной к 100-летию со дня рождения Джалиля, сообщает, что ещё в январе 2002 года делегация Лиги российско-германской дружбы получила в Берлине копию ранее неизвестного приговора названным подпольщикам. По словам профессора, этот «Документ даёт юридическое основание, чтобы считать группу Курмашева группой Сопротивления нацизму. …Эту группу советских военнопленных татарского происхождения правильнее и точнее было бы называть «Группой Курмашева» (стр. 113). Хорошо, что организаторы традиционных митингов в память казнённых всё чаще стараются упоминать и других писателей, погибших на войне, и товарищей Джалиля, но и в 2011 году время от времени звучало знакомое: «…Джалиль – вечен! Джалиль бессмертен!». Не приходится удивляться, что в последующих телерепортажах отозвалось, как эхо: «Сегодня – день памяти Мусы Джалиля»; «Десятки людей пришли сегодня на площадь Первого Мая почтить память Мусы Джалиля»; «Сегодня – 67 лет со дня гибели великого татарского поэта… гениальный лирик…». Вынужден привести на это ещё одну цитату Ахтамзяна: «В связи с тем, что о Мусе Джалиле сказано много в разных публикациях, считаю, что было бы справедливо продолжать поиски фактов и свидетельств и о других казнённых в Берлине наших соотечественниках. Имена их много лет пребывали на втором плане. Прежние власти так и не сняли с них клеймо националистов,.. а последующие, видимо, не хотят признать подвиг советских патриотов» (стр. 85). Могу добавить, что биографии «джалильцев», а точнее, курмашевцев, до сих пор ждут в музее Германского Сопротивления в Берлине.

Оказалось, некоторые из свидетельств по истории деятельности группы Курмаша были известны с 1980-ых годов, но о них не говорили - видимо, потому, что к тому времени укрепилась официальная версия истории с образом идеального руководителя и – что поделать – с простоватым членом группы, поверившим провокатору.

Своё последнее интервью Туфан Миннуллин дал 16 апреля 2012 года для передачи «В плену слухов» - о соратнике Г. Курмаша Абдулле Баттале, но не застал её выхода в эфир (24 июня 2012 г. по каналу ТНВ). Вот некоторые его слова, не вошедшие в передачу: «Когда изучали биографию джалильцев, эта мысль была, что он проболтался. Но потом выясняется, находятся другие люди, факты...»; «Командиром был Курмаш, а Джалиль – вдохновитель... Курмаша, наверное, недостаточно поднимаем, чтобы не заслонил образ Джалиля»; «Это, скорее всего, наша недоработка, в то же время и нашего правительства... Когда мы научимся писать о человеческом подвиге независимо от строя существующего, вот тогда, может быть, люди поймут...». Жаль, что некоторые подробности и такие слова «от сердца» приходится слышать от уважаемых людей лишь после их смерти. Но признать правду никогда не поздно; хорошо бы хоть к 70-летней годовщине казни членов группы Курмаша...

Со временем у меня возникла естественная мысль: почему бы не расспросить об истории подпольной группы, в которую входил Джалиль (далее - «группа»), самих немцев - представителей страны, в которой она действовала?

Я обратился к знакомому с 2009 года сотруднику музея Германского Сопротивления в Берлине Андреасу Хэрбсту с вопросом: можно ли встретиться с каким-либо специалистом, чтобы он дал нам «Geschichtes Stunde» - «урок истории» по этой теме. Господин Хэрбст дал нам электронный адрес другого сотрудника по имени Бернд Флорат (Bernd Florath), представив его как эксперта по истории именно этой группы.

Наконец, 23 июля 2013 года я с дочерью второй раз прилетел в Берлин. (Дочь Наиля владеет английским языком и понимает немецкую речь). На следующий день мы сначала посетили господина Хэрбста; затем, по полученному от него адресу, пришли на работу к господину Флорату - «федеральному уполномоченному по (работе с) документам(и) службы госбезопасности бывшей ГДР». («Der Bundesbeauftragte für die Unterlagen des Staatssicherheitsdienstes der ehemaligen DDR».).

Суть рассказанного Берндом Флоратом такова. После находок в Пражском архиве в 2002 году ничего нового пока не обнаружено, и единственными документами, относящимися к группе (подчёркиваю – именно документами), остаются карточки регистрации заключённых. Далее. Здание, где работает герр Флорат, является частью федерального архива, а военный архив находится во Фрайбурге. Архив военного суда после войны был перенесён в Прагу, но большая его часть потеряна, и теперь нет даже протоколов допроса членов группы. Во Фрайбурге должны быть и газеты, издававшиеся группой для солдат легиона «Идель-Урал». Эти газеты в Германии до сих пор не прочитаны, так как здесь нет понимающих текст, написанный то русскими, то латинскими, то арабскими буквами, но их собирался получить профессор А. Ахтамзян.

Группа считалась пропагандистской ячейкой, чтобы вести немецкую пропаганду в легионе. Но после перехода первого его батальона на сторону Красной Армии гестапо заподозрило её в антинемецкой агитации, и этого было достаточно для начала арестов её членов. Для гестапо между ними не было различий, все они были осуждены за измену. Нет также никаких свидетельств вины кого-либо из них в раскрытии группы. Пытки их перед казнью были ужасны, особенно для людей с востока.

Хотя господин Флорат полностью не уверен, что руководителем группы был Гайнан Курмашев, но по многим признакам это был он, но не Джалиль. В Германии отмечаются только две даты, связанные со Второй мировой войной: 27 января – день освобождения Освенцима и международый день памяти жертв холокоста, и 20 июля – день покушения на Гитлера, а память Джалиля отмечают, видимо, желающие из числа проживающих в Германии татар. Господин Флорат сказал также, что все тексты для стендов в мемориальной части тюрьмы Плетцензее написаны им.

Это всё. Очевидно, большая часть сведений о группе Курмашева скрыта именно в советских архивах. Многие возразят: тоже мне, открытие! Сколько рассказано выжившими участниками подполья, сколько осталось протоколов допросов бывших военнопленных и сколько об этом написано книг того же Рафаэля Мустафина... Считаю, что я уже ответил на это в предыдущей статье (см. «Абдулла Баттал: отстоять доброе имя» на сайте музея ВОв, http: //kremnik.ru, и в журнале «Право и жизнь в Татарстане» № 3, 2013 года, стр. 47 - «Размышления об Абдулле Баттале»). Например, я упоминал письмо подпольщика М. Иконникова с «неудобным» определением в адрес Джалиля, которое пролежало в столе у Р. Мустафина двадцать шесть лет без публикации. А что осталось от писем легионеров Р. Мустафину? А чего стоят показания некоторых свидетелей, если позже их показания опровергались министром государственной безопасности Татарской АССР? (см. «Вечный огонь памяти против угля клеветы» Р. Мустафина; журнал «Татарстан» № 10, 2009 года, стр. 88).

И после первой нашей поездки в Германию я слышал ожидавшиеся отзывы: мол, стоило ли тратить время и деньги, чтобы сходить там в музей и тюрьму? Откровеннее это звучит так: зачем ворошить историю? А зачем люди посещают могилы родных и приводят их в порядок? А зачем внуки и правнуки участников войны ищут сведения о месте гибели своих предков? Почему отправляются в экспедиции отряды поисковиков? Почему существуют архивы? И каждый урок истории в школах «ворошит» историю; более того, расследование преступлений – это уже профессиональное её «ворошение». (К слову, и принцип «военные преступления не имеют срока давности», по-моему, пока не отменялся…). А если человеку приписывается несуществующая вина, и этот человек - ваш родственник?

…В Берлине мы, разумеется, ещё раз посетили мемориальную часть тюрьмы Плетцензее. Я испытал там двойственное чувство. Было приятно, что на экране компьютерного стенда можно было ознакомиться с биографией и нашего дяди – я узнал свой текст, переведённый по нашему заказу в Казани на немецкий язык и посланный в Берлин в 2009 году. Но было и досадно, что кроме Джалиля, не появилось биографий других членов их подпольной группы. Теперь, когда практически не осталось лично знавших их людей, их биографии, видимо, можно считать потерянными. (Вряд ли можно считать таковыми куцые, полуанкетные данные, сохранившиеся в некоторых книгах).

После нашего разговора с господином Флоратом я вспомнил, что в 2011 году копии газет для легионеров были переданы в Казань. Вот как об этом сообщалось: «20 июня 2011 г. в Полномочном представительстве Республики Татарстан в Российской Федерации (Москва) прошла церемония передачи профессором МГИМО А. Ахтамзяном государственной архивной службе Республики Татарстан фотокопий газеты «Идель-Урал». Эта газета издавалась в годы Великой Отечественной войны правительством фашистской Германии на татарском языке и была предназначена для бойцов легиона «Идель-Урал», созданного с целью использования его в боях на стороне Германии против СССР и его союзников… Переданные материалы имеют большую ценность для изучения истории легиона «Идель-Урал»…».

Вернувшись в Казань, я оформил пропуск в Национальный Архив республики Татарстан и просмотрел эти копии, написанные в основном на латинице. К сожалению, как ожидалось, из них ничего не удалось узнать о конкретных легионерах. В основном они были заполнены пропагандой против СССР; печатались продолжения произведений Гаяза Исхаки, шахматные этюды, кроссворды, поздравления легионеров с религиозными праздниками; отмечались даты, связанные с Г. Тукаем и другими известными личностями...

Предыдущие части:
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8

Комментарии (0) Пинги (1)

Leave a comment