Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Братья Баттал — Бертуган Батталлар
28Фев/160

Воспоминания об Абдулле Баттале. Часть 9

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


...В апреле 2013 года я увидел под одним из деревьев в Ленинском Садике Казани две мемориальные доски. На верхней по-татарски, нижней – по-русски было написано: «Поэту-герою Мусе Джалилю. Этот старый дуб высокий памятник тебе достойный...». В 2014 году Миша Черепанов пояснил мне происхождение этих досок. В 1984 году были найдены сейф и пишущая машинка, принадлежавшие редакции газеты «Отвага», в которой служил Джалиль. Тогда было сорокалетие казни подпольщиков, поэтому по инициативе Национального музея было решено посадить дуб в память Джалиля, потому что у него в стихотворении есть слова: «Словно дуб тысячелетний...». А Ленинский сад был выбран потому, что по воспоминаниям одного из писателей там было, но не сохранилось дерево, которое сажал Джалиль.

Только ещё через долгих десять лет появится один на всех остальных казнённых ряд из их барельефов - по определению Миши, «просто архитектурный объект людям, которые до сих пор считаются врагами народа». (Из его интервью изданию «Бизнес Online» по поводу фильма «Война непрощённых»). А Джалилю, и до этого не обделённому архитектурными знаками внимания, торопятся поставить очередной «достойный памятник». (Предыдущие, видимо, были недостаточно достойными). Не честнее ли было бы подождать с ним? Если исходить из логики устанавливавших эти доски, то раз уж один из бесчисленных памятников Джалилю был даже «выращен» самой природой, тогда, может быть, весь Ленинский Садик объявить памятником ему? И почему нельзя было пояснить происхождение этого дерева?

В 2015 году сначала в Москве, потом в Казани общественности был представлен документальный фильм «Война непрощённых». Он представляет собой довольно хорошую хронологию истории легиона «Идель-Урал». Вызывает уважение, что «съёмочная группа пыталась попасть в архивы России». «В архив соваться бесполезно, по делам легионеров мы не можем ничего узнать, архивы засекречены. Поэтому пришлось пользоваться зарубежными архивами, где память о легионерах-участниках подполья еще существует, живет, их помнят», — говорит автор сценария и режиссёр Денис Красильников.

Как из мозаики, в которой не хватает деталей, всегда будет получаться ущербная картина, так же не получится полная история событий (здесь – легиона), пока не появится хоть одна очередная новость. Да, источником таких новостей сейчас могут быть только наши, российские архивы – разумеется, если эти даже рассекреченные новости и далее не будут скрываться от общественности. А пока, как ни тасуй известные факты, будут получаться похожие друг на друга кинозарисовки. Поэтому приятно, что создатели фильма смогли по мере возможности уйти от вынужденных штампов благодаря интервью историков разных стран и «находке» дожившего до наших дней бывшего легионера Гайнана Насырова. Я благодарен им за это, но, к сожалению, фильм вызвал у меня некоторые вопросы.

Об организации легиона сказано (с 14 минуты, 27-ой секунды): «Две с половиной тысячи человек распределены по ротам, взводам и отделениям. Старшие офицерские должности отводятся исключительно немцам». Так откуда взялась цифра в тридцать тысяч легионеров, перешедших на сторону партизан исключительно после агитации одним Джалилем? (Подчёркиваю: именно «сагитированных одним» Джалилем).

После прочтения ведущим Ф. Бикчантаевым имён казнённых с барельефов у Кремля в Казани (почему-то начиная с Джалиля) с 26 мин. 49 сек. другой, закадровый ведущий называет А. Алиша, Р. Саттара, Ф. Булатова, Г. Шабаева с указанием их довоенных профессий и показываются их фотографии, потом опять начинается подробный рассказ о Джалиле, «организовавшем концертную бригаду». Рассказ о Джалиле начинается так: «Муса Гумеров, учитель, он же – Муса Джалиль, председатель Союза писателей ТаССР, поэт, чьи стихи знакомы миллионам татар Советского Союза…». Почему во второй раз называются лишь трое и избежавший казни Саттар? Начал перечислять – закончи список, причём в правильном порядке. Ни в справочнике о писателях, ни в других источниках не говорится, что Джалиль был учителем. Почему сначала его представили как Гумерова, как будто никто не знал, что это была всего лишь кличка, придуманная Джалилем для немцев? И как стихи Джалиля могли быть знакомы «миллионам татар Советского Союза», если на презентации фильма в Москве Миша сказал, что «очень многие не знали Джалиля, когда попали в легион»? (Видимо, в фильме нужно было сказать: «в наше время знакомы»).

Из московского интервью Миши: «Очень многие не знали Джалиля, когда попали в легион. …это члены группы Курмаша привлекли Мусу Джалиля к работе и воспользовались его авторитетом в глазах татар всего Советского Союза. Воспользовались его именем. И, конечно, тут дочь Джалиля Чулпан Мусаевна права: отец был самым авторитетным и с помощью его имени получилось достичь таких масштабов разложения легиона». Всё-таки: откуда «авторитет в глазах татар всего Советского Союза», если «многие не знали Джалиля»?

И почему-то в репортажах о презентации фильма легионера из Камско-Устьинского района Гайнана Насырова называют Юсуповым…

3 сентября 2015 года я со второй попытки (первая была в июле 2008-го), с помощью Миши получил «Архивную справку № 298 ф», из которой узнал обстоятельства и дату попадания в плен дяди Абдуллы. Интересно, что некоторые подробности из этой справки я уже встречал – в книгах упоминавшихся выше историков. Только для родственников они оставались государственным секретом…

А 8 октября 2015-го случилась сенсация: «Две новые улицы в Приволжском районе столицы Татарстана получили свои названия. Соответствующее постановление было принято горисполкомом. Речь идет о новых улицах на территории жилого комплекса «М-14» (За РКБ – ФБ). На официальном портале мэрии Казани сообщили, что одна из них названа в честь братьев Батталовых, а второй было присвоено имя Андрея Адо. Напомним, Салихзян Батталов являлся известным татарским поэтом, писателем, участником Великой Отечественной войны. Абдулла Батталов, его брат, - один из соратников Героя СССР Мусы Джалиля по подпольной борьбе в фашистском плену…».

История этого наименования такова. В феврале с.г. председатель Татарстанского Союза писателей Рафис Курбан говорил, что от их Союза в мэрию Казани было направлено предложение о присвоении одной из улиц города имени писателя Салиха Баттала. Я ответил ему, что то же самое предлагал Рафаэль Мустафин в одной из своих статей в 1996 году (в «Казанских ведомостях» № 102/103, «Покончить с топонимической сумятицей»), и что после этого я отнёс в мэрию свой комментарий к этой его идее в ноябре того же года. Я предложил дать улице имя не одного Салиха, а братьев Баттал, имея в виду и подпольщика Абдуллу, потому что все товарищи Джалиля заслуживают такой же чести. Но если бы появилась улица имени Салиха, то вряд ли потом вернулись бы к этой фамилии. (Пример – есть улица Кави Наджми, но появится ли улица имени его родного брата, шахматиста Рашита Нежметдинова, что предлагал сделать Р. Мустафин в той же статье?). К предложению писателей присоединилась администрация Алексеевского района Татарстана; спасибо им всем.

При всей благодарности Союзу писателей и администрации Алексеевского района, появление улицы имени братьев Батталовых стало возможным, я считаю, прежде всего потому, что практически прошло время недоброжелателей Салиха. Иначе предложение «самого» Мустафина не пролежало бы «под сукном» девятнадцать лет, когда на карте города появлялись имена коллег Салиха. Кстати, когда объявлялся конкурс на названия двух последних станций метро Казани, я предлагал имя Симаева, как бывшего метростроевца из Москвы.

В конце 2015 года стало известно, что в музее Больших Тиган ожидается перенос так называемой «комнаты Батталовых» из бокового, проходного помещения в основной зал. По словам спонсора строительства музея, заслуженного нефтяника Республики Татарстан и Российской Федерации Ралифа Каримовича Зарипова, раз музей носит имя Салиха Баттала, то будет логичнее если эта экспозиция разместится сразу после входа в него. А из деревни Старый Кашир Сармановского района, где родился подпольщик Зиннат Хасанов (казнённый после Абдуллы Баттала), сообщили, что их музей, располагавшийся ранее в одной из комнат клуба, наконец-то получил отдельное помещение. Это произошло благодаря усилиям заведующей музеем Зины Якуповой – супруги одного из племянников Зинната Хасанова Алмаса Якупова.

Предыдущие части:
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9

Комментарии (0) Пинги (0)

Пока нет комментариев.


Leave a comment

Нет обратных ссылок на эту запись.