Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Братья Баттал — Бертуган Батталлар
5Апр/160

Воспоминания об Абдулле Баттале. Часть 10

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


Первое и второе издание книги Ахтамзяна А. А.

Первое и второе издание книги Ахтамзяна А. А.

29 марта 2016 года во Всемирном Конгрессе татар (Казань) по моей просьбе мне любезно предоставили книгу «Муса Джалиль и его соратники в Сопротивлении фашизму. Из «Моабитской тетради», выпущенную в связи со 110-летием со дня рождения М. Джалиля. Это второе, дополненное издание книги «Муса Джалиль и его соратники в Сопротивлении фашизму» почётного профессора МГИМО(У) МИД России, доктора исторических наук, заслуженного деятеля науки Российской Федерации Абдулхана Абдрахмановича Ахтамзяна.

28Фев/160

Воспоминания об Абдулле Баттале. Часть 9

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


...В апреле 2013 года я увидел под одним из деревьев в Ленинском Садике Казани две мемориальные доски. На верхней по-татарски, нижней – по-русски было написано: «Поэту-герою Мусе Джалилю. Этот старый дуб высокий памятник тебе достойный...». В 2014 году Миша Черепанов пояснил мне происхождение этих досок. В 1984 году были найдены сейф и пишущая машинка, принадлежавшие редакции газеты «Отвага», в которой служил Джалиль. Тогда было сорокалетие казни подпольщиков, поэтому по инициативе Национального музея было решено посадить дуб в память Джалиля, потому что у него в стихотворении есть слова: «Словно дуб тысячелетний...». А Ленинский сад был выбран потому, что по воспоминаниям одного из писателей там было, но не сохранилось дерево, которое сажал Джалиль.

22Фев/160

Воспоминания об Абдулле Баттале. Часть 8

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


Несмотря на мои неоднократные просьбы к писателям, пишущим на тему «джалильцев», ознакомиться с моей статьёй, я ни от кого так и не получил ответа. И, очевидно, не получу, потому что из таковых остался один человек, которому тоже «некогда». Это девятый год подряд… Из читавших мою статью и давших ей свою оценку (приятно, что высокую) до недавних пор был только преподаватель Казанского государственного университета, академик Талгат Галиуллин, за что ему искреннее спасибо. А 9 сентября 2011 года мне, наконец, ответил Туфан Абдуллович Миннуллин, автор пьесы «У совести вариантов нет» («Моңлы бер җыр»). Я давно передавал ему свою просьбу через разных людей, а теперь увидел его самого в конце митинга 25 августа и мы договорились, что я пришлю ему свою статью, отпечатанную на бумаге. Писатель сказал, что я всё написал правильно, и что он выбросит из пьесы слова «Абдуллы Баттала» о признании им своей доверчивости, приведшей к аресту подпольщиков. Скажу честно: таких слов от признанного драматурга я не ожидал.

Так случайная встреча его на митинге оказалась вторым интересным и важным событием, ради которого стоило в этот день приезжать на площадь Первого Мая...

13Фев/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 7

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


Перед поездкой в Германию, на митинге 25 августа 2009 года Михаил сообщил мне о публикации в журнале «Мирас» так называемой «исторической драмы «"Барбаросс" инкыйразы» («Крах плана "Барбаросса"»), в которой её авторы изобразили Джалиля другом Гитлера. Дочь поэта Чулпан Мусаевна подала на авторов в суд, и «…По результатам проверки было принято решение о возбуждении в отношении авторов текста уголовного дела по части 2 статьи 129 УК РФ (клевета…)», а авторов исключили из Союза писателей Татарстана.

6Фев/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 6

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


С 29 августа по 4 сентября 2009 года, после почти шестилетней подготовки, я с дочерью наконец-то побывал в Берлине. Мы с нашим знакомым, профессиональным переводчиком Джоном Ноксом, посетили место казни группы Курмаша в тюрьме Плетцензее, музей Германского Сопротивления на Штауффенберг-штрассе и при помощи главы татаро-башкирского культурного центра Венеры Вагизовой, также владеющей немецким, даже смогли получить в ЗАГСе района Шарлоттенбург документ о смерти дяди Абдуллы! Разумеется, я не мог упустить случая, чтобы не поинтересоваться возможными причинами разоблачения подпольной группы Курмаша. Сказав только, что гестапо имело необычайно разветвлённую сеть осведомителей, сотрудник музея Германского Сопротивления господин Андреас Хербст фактически повторил слова Ф. Султанбекова, не подтвердив версию о вине именно Абдуллы Баттала.

31Янв/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 5

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


В 1960 году в Москве вышла документальная повесть корреспондента газеты «Правда» Юрия Королькова «Через сорок смертей», в которой были названы шестеро товарищей Джалиля из десяти, казнённых вместе с ним. Почему же никто не торопился рассказывать хотя бы о них, в то время как публиковались стихи Джалиля, его биография, ему присваивали звание Героя Советского Союза, присуждалась Ленинская премия, открывались памятники и т.п.? Неужели автор повести тоже ошибся, как и Кашшаф, похвалив не того, кого надо, в дарственной надписи в своей книге: «Фуату Баталову, брату героя на память о встрече от автора (подпись), Казань 21.5.62»?

В самом деле, где факты, неопровержимо свидетельствующие о «руководящей и направляющей роли» Джалиля? Как следует из доступных широкому кругу читателей источников, из немецких архивов известно о руководящей роли именно Курмаша; например, заголовок «Приговора Имперского суда» - «Курмашев и десять других» и то, что его казнили первым, как «самого опасного» подпольщика. Джалиль был таким же героем, как остальные члены их группы, но быть «душой группы» и руководить ею – всё-таки разные вещи.

25Янв/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 4

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


В 2006 году у Р. Мустафина вышла книга «Муса Җәлил турында истәлекләр» - «Воспоминания о Мусе Джалиле» (фактически та же книга Гази Кашшафа 1964 года «Муса турында истәлекләр» - «Воспоминания о Джалиле», только дополненная несколькими главами). В ней к рассказу подпольщика Михаила Иконникова добавлены два его письма автору книги с таким предисловием Мустафина (даю в переводе): «…Привожу отрывки из этих до сих пор не публиковавшихся писем (Выделено мною – Ф.Б.). В основном речь в них идёт об Ахмете Симаеве. Но эти письма помогают полнее представить, что пережили Джалиль и его товарищи». Вот красноречивый отрывок из одного из писем Иконникова (стр. 223). Он пишет, что в связи с доставкой двух беглецов в лагерь Рабендорф «…Симаеву добавилось волнений: перед самым восстанием члены подпольной организации, забыв об осторожности, начали обнаруживать себя, доверяя незнакомым людям… Много чего они начали понимать уже после суда. Они увидели ошибки друг друга, но обид не держали. …Муса был чрезмерно доверчив, хотя в группе не только он, но и другие страдали легковерием. Потому что никому из них и в голову не приходило, что среди советских людей могут быть предатели. Это – основная ошибка Джалиля, говорит Симаев. Из-за этой чрезмерной доверчивости все знали даже, где спрятаны листовки Джалиля…». Разумеется, я допускаю, что среди «других легковерных» мог быть и дядя Абдулла, но, если бы даже так и было, почему «другие» превратились в одного Баттала?

17Янв/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 3

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


Теперь позвольте поделиться некоторыми грустными мыслями.

Во-первых. По-моему, соратники Джалиля – и казнённые вместе с ним, и избежавшие этой участи – до сих пор остаются в тени Джалиля, несправедливо долго упоминаясь в средствах массовой информации обычно только во время его очередного дня рождения - когда по именам, когда как пресловутая «группа товарищей». Как говорил 23 августа 2006 года в музее Джалиля на встрече, посвящённой 100-летию со дня его рождения писатель Рафаэль Мустафин, после неоднократных отказов в Москве присвоить «джалильцам» звания Героев Советского Союза было решено увековечить их память присвоением их имён улицам, посёлкам и т. п. Однако это решение выполнено практически для одного Алиша. Родная деревня Абдуллы Баттала не в счёт – если улица там и получила его имя, то по местной инициативе.

А имя Джалиля, естественно, было присвоено всему и вся, вплоть до станции на Байкало-Амурской магистрали и «малой планеты № 3082».

9Янв/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 2

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


С началом Великой Отечественной войны Абдулла стремится на фронт и добивается своего. Мы не знаем, где он воевал и как попал в плен, не знал этого и его товарищ по подпольной борьбе Фарит Султанбеков, с которым мне посчастливилось познакомиться. «Я не спрашивал об этом Абдуллу» - ответил он мне. Как известно, в плену дядя Абдулла входит в состав подпольной группы, возглавлявшейся Гайнаном Курмашем, выполняет обязанности связного; совместно с Курмашем, Хасановым и Султанбековым распространяет антифашистские листовки. Когда из-за предателя подпольная группа была разоблачена, все её члены, начиная с 10 августа 1943 года, были арестованы. 25 августа 1944-го Абдулла Баттал был казнён восьмым на гильотине вместе с десятью товарищами по группе.

2Янв/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 1

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


Я Фарит, один из пятнадцати племянников Абдуллы Баттала – одного из членов подпольной группы, созданной Гайнаном Курмашевым и действовашей в фашистском плену. (Если кому-то имя Курмашева ни о чём не говорит, поясняю: в эту группу входил и Герой Советского Союза М. Джалиль). Я не застал дядю Абдуллу, поэтому мне остаётся привести воспоминания о нём очевидцев. К сожалению, о дяде Абдулле мало что удалось узнать даже у его старших сестры и братьев. Самый старший брат Галимзян, прошедший Гражданскую войну, погиб в первый же год Великой Отечественной под Москвой; Лейла с мужем и примкнувший к ним Салих были вынуждены покинуть деревню из-за голода в 1921 году; Мобарак абый плохо поддавался просьбам рассказать историю их семьи... Родственники соглашались с тем, что лучше всех дядю Абдуллу знал мой отец, потому что он дольше остальных прожил с ним в деревне. Добавив к его рассказам воспоминания других родственников и односельчан, получим следующий портрет.