Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Братья Баттал — Бертуган Батталлар
17Янв/160

Размышления об Абдулле Баттале. Часть 3

Предлагаем воспоминания об Абдулле Баттале его племянника. Материал даётся с разделением на десять частей.


Теперь позвольте поделиться некоторыми грустными мыслями.

Во-первых. По-моему, соратники Джалиля – и казнённые вместе с ним, и избежавшие этой участи – до сих пор остаются в тени Джалиля, несправедливо долго упоминаясь в средствах массовой информации обычно только во время его очередного дня рождения - когда по именам, когда как пресловутая «группа товарищей». Как говорил 23 августа 2006 года в музее Джалиля на встрече, посвящённой 100-летию со дня его рождения писатель Рафаэль Мустафин, после неоднократных отказов в Москве присвоить «джалильцам» звания Героев Советского Союза было решено увековечить их память присвоением их имён улицам, посёлкам и т. п. Однако это решение выполнено практически для одного Алиша. Родная деревня Абдуллы Баттала не в счёт – если улица там и получила его имя, то по местной инициативе.

А имя Джалиля, естественно, было присвоено всему и вся, вплоть до станции на Байкало-Амурской магистрали и «малой планеты № 3082».

К слову, о наименованиях: складывается впечатление, что решение о присвоении улицам и прочих имён «джалильцев» принималось в зависимости от их довоенных профессий, а не за участие в руководстве подпольной деятельностью в фашистском плену. Заслуженно увековечены имена писателей Джалиля и Алиша, но ведь их товарищи – бывшие учитель, инспектор Госстраха, колхозник и завклубом, товаровед, строители, бухгалтеры и военнослужащие - проявили в плену не меньший героизм.

Теперь признано, что истинным руководителем «подпольной группы Джалиля» был Гайнан Курмаш, и её осторожно начали называть «группа Джалиля-Курмаша». Если Джалиля наградили орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда» Героя в 1956 году, то его товарищей первым орденом «Великой Отечественной войны» «со скрипом» в 1990-ом - через 34 года после Джалиля; памятник Джалилю открыли в 1966-ом, барельефы товарищам – в 1994, через 28 лет. Когда наступит очередь улиц? Или количество объектов с именем Джалиля «компенсирует» отсутствие имён его товарищей? Видимо, поэтому до сих пор продолжают устанавливаться всё новые и новые памятники Джалилю; только в 2015 году они появились в Усть-Каменогорске, Казахстан (20 июня) и Челябинске (16 октября). Что-то подсказывает мне, что они будут не последними... Да, ещё в октябре на улице 2-я Газовая Казани, стене дома № 5 нарисовали портрет поэта. (Ещё об улицах - в следующих частях).

17 февраля 2007 года в передаче «Доброе утро» («Хәерле иртә») телеканала ТНВ преподаватель Казанского государственного университета Хатип Миннегулов сказал по поводу 101-летия со дня рождения Джалиля (привожу в переводе, но по записи с эфира): «…проведено много мероприятий, но до сих пор мы не можем поднять Мусу Джалиля на должную высоту соответственно его деятельности, его творчеству… А ведь его деятельность, самоотверженность были настолько велики, что не было бы преувеличением сделать его одним из символов татар». А я думал, что эта задача давно перевыполнена… Упорное обожествление одного из равных между собой не укрепляет автоматически уважения к нему, и я согласен с Михаилом Черепановым, заведующим музеем Великой Отечественной войны в Казанском Кремле, который пишет в своей книге «Зачем живым Долина смерти?»: «Такие «приписки» только компрометируют Джалиля» (статья «В чём заключался подвиг Джалиля?», стр. 181).

К слову, когда бы речь ни заходила о Джалиле, уважаемый Хатип Юсупович всегда говорит, что «до сих пор мы не можем поднять его на должную высоту». Это после стольки-то памятников и прочих почестей?..

Словно отвечая Миннегулову, через полгода - 25 августа на митинге у Кремля заместитель министра культуры РТ Айрат Заббаров сказал: «Джалиль – гордость татарского народа, непоколебимый символ национального духа»; Туфан Миннуллин: «Мы вспоминаем Джалиля не только как конкретного писателя, героя, но и как символ татарского народа…». Остальные, естественно, выражались в том же духе, только без слова «символ». Приятно отличалось от других выступление поэта Рената Хариса: он выразил сожаление, что в Татарской энциклопедии нет отдельных статей для каждого товарища Джалиля; раз они увековечены «в мраморе, граните и бронзе», то почему они не увековечены в книгах и энциклопедиях? Эта очевидная идея давно витает в воздухе, но мне его выступление понравилось потому, что эта мысль была высказана перед общественностью; пусть и такой немногочисленной, какая может собраться в этот день перед Кремлём.

Обращаю внимание: я не ставлю под сомнение личных заслуг Джалиля, и речь здесь не о поэтических способностях его и его соратников.

Во-вторых, почти во всех публикациях и передачах об Абдулле Баттале (как и о его брате Салихе) оказываются искажены факты. Правда, есть один автор, который не вызывает у меня по этому поводу раздражения. Это, по его собственному выражению, «задушевный друг» дяди Абдуллы по плену Фарит Султанбеков, с которым я успел познакомиться. В своей книге «Мужество останется в веках» он пишет (стр. 164): «…в Едлино и Хасан с Батталом, в глаза сцену не видавшие, носили гордое звание артиста». Завклубом, чуть ли не еженедельно ставивший спектакли и исполнявший в них главные роли – и не видал сцены? Но Султанбеков - открытый человек, уважительно отзывавшийся о товарищах, прошёл с дядей ужасы лагерей, поэтому он мог искренне ошибаться. Но чем объяснить слова «кандидата филологических наук, исследователя-джалиловеда» Исхака Забирова, пишущего в своих «документальных очерках и этюдах» «Джалиль и джалильцы» (Казань, 1983) об Абдулле Баттале (стр. 102): «Правда, он не владел даром поэтического слова, но вёл большую пропагандистскую работу…»? Человек писал стихи, которые публиковали в газете, «не владея даром поэтического слова»? Или «исследователь-джалиловед» обязан соблюдать точность только в отношении Джалиля?
Один известный писатель написал в общем-то красивую, хоть и с выдумками, статью о моём отце и его братьях, разумеется, уважительно упомянув и Абдуллу Баттала. А на следующий год, когда он увидел в отрывном календаре листок с текстом о «джалильцах», у него невольно вырвалось: «Ну и дураки были эти джалильцы! Стоило ли отдавать жизни за идею…». Как говорится, сказано «по Фрейду».

Кстати, художественный фильм «Моабитская тетрадь», на который ходили все наши родственники, им не понравился. По их отзывам, в нём не рассказали толком о товарищах Джалиля, и актёр, исполнявший роль Абдуллы, ни в чём не был похож на него…

В-третьих. Где доказательства, что причиной разгрома подпольной организации Курмаша-Джалиля оказалась болтливость Абдуллы Баттала? На возражения типа: «Товарищи характеризовали Баттала как доверчивого человека» я могу сослаться на книгу, «написанную на документальной основе» - «Лица и маски» (Карчевский Ю., Лёшкин Н., Уфа, 1982). По мнению её авторов, провокаторы начали раскрывать подпольную группу через Курмаша и Джалиля: «Можно документально подтвердить, что и Курмаш вёл откровенные разговоры с Ямалутдиновым, да и с Исламгуловым и Тинчуриным тоже» (все фашистские агенты – Ф.Б.; стр. 102); «Пока Джалиль готовил на кухне ужин, Мурзагулов знакомился с его немногочисленной библиотекой… Между страницами 46-47 был заложен листок, исписанный по-татарски… Это было «Обращение к солдатам легиона». Оно призывало принять участие в дне «Х», повернуть оружие против гитлеровцев…» (стр. 104-105); «В одной из «Моабитских тетрадей» Муса Джалиль указал, что предал подполье Ямалутдинов… Но он знал лишь нескольких человек и только в Едлино. Тюремному же заключению подверглось сразу несколько десятков – одновременно в Едлино, Берлине и на Украине» (стр. 109).

Все части:
Часть 1
Часть 2
Часть 3