Братья Баттал — Бертуган Батталлар
31Янв/160

Размышления о Салихе Баттале. Часть 7

Предлагаем размышления о Салихе Баттале его племянника. Статья даётся с разделением на восемь частей.


У Салиха Вазыховича есть выражение, ставшее знаменитым: «Баттал икәнемне онытсам да, постта икәнемне онытмам» - «Если даже забуду, что я Баттал, не забуду, что я на посту». Естественно было ожидать появления на него ответа-подражания. В 1990 году, когда у дяди уже появилось хоть почётное, но и печальное определение «диссидент», поэт Нури Арслан по-дружески написал ему: «Можешь забыть о себе что угодно, но не забывай, что ты Баттал!». Салих Вазыхович никогда и не забывал этого. Разве дадут забыть свою фамилию, когда за её честь приходится бороться!

Отец со скорбью вспоминал братьев Галимзяна и Абдуллу, не вернувшихся с войны, а о брате Салихе он говорил: «Его ещё признают после смерти». Сам Салих абый не привык к торжествам, не трогали его и подарки. В 1996 году в печати появилось предложение присвоить одной из улиц Казани его имя. Когда-то, очевидно, шутя, он написал:

Буксир «Джон Рид», наверно, видел каждый.
Когда его название прочитал,
Подумал я: как знать, а вдруг однажды
Появится буксир «Салих Баттал»?!

В 1985-ом он меняет мнение:

Не Усманов я, не Ибрагимов,
Обойдусь без славы по старинке.
Больше не топчите моё имя,
Дав его проспекту иль тропинке.

Захотите вспомнить обо мне,
Ради правды начинавшем драку –
Памятника хватит мне вполне,
Что поставлен Павловским собакам.

(Имеются в виду писатели - его знакомые Шамиль Усманов и Галимзян Ибрагимов).

Мы от имени всех родственников представили в администрацию города встречное предложение: если до этого действительно дойдёт дело, присвоить одной из улиц имя «Братьев Баттал», имея в виду и джалиловца Абдуллу, потому что жизнь этих двух братьев отличалась только длиной, но не по проявленному мужеству. В случае несогласия мы просили вообще не трогать эту фамилию, так как в таком случае имя Абдуллы Вазыховича, очевидно, было бы забыто. А в Больших Тиганах есть улицы имени и Салиха, и Абдуллы Батталов, за что искреннее спасибо их односельчанам.

Кстати, в связи со столетием со дня рождения Салиха Вазыховича вспоминается и головоломка, которую он как-то предложил нам с Фаридой. Нужно написать число «100», не отрывая карандаша от бумаги и не соединяя цифры линией. Думаете, это невозможно? Мы тоже так думали…

Понятно, что рассказ о поэте был бы неполон без знакомства с его стихами, поэтому я перевёл на русский и отрывки из его стихов.

30 сентября 2005 года администрация Алексеевского района по своей инициативе провела празднование юбилея Салиха Вазыховича с участием его родственников и представителей интеллигенции. В Казани же юбилей дяди прошёл незамеченным; я смог найти только статью о нём Равиля Файзуллина в журнале «Казан утлары», и в казанской телепрограмме «Город» о нём, как обычно, страстно и со знанием дела рассказал ведущий прогноза погоды Константин Николаевич Куранов. Да, ещё встреченный мною через год писатель Ренат Харис сказал, что опубликовал статью «Салих Баттал – не «и др.» («И другие»). А подпись под некрологом президента республики и других высоких лиц разве не является согласием с заслугами Салиха Баттала?

Весной 1994-го я слышал от писателей, что Салиха Баттала представили кандидатом в лауреаты премии имени Тукая. Но через год он умер, а с ним тихо умерла и эта идея. Символично, что и в юбилейном, тысячном номере «Казан утлары» (№ 2, 2006 года) среди множества фотографий татарских писателей, которыми заполнены третья и четвёртая страницы обложки, нет Салиха Баттала.

В апреле 2006-го я предложил журналу «Казан утлары» свои воспоминания о дяде, написанные по предложеню тогдашнего председателя Союза писателей Татарстана. До этого их прочитал сотрудник журнала Марат Закир, одобрил и внёс ценные замечания. Я благодарен редакции «Казан утлары» за публикацию моей статьи, но в августовском номере 2007 года я увидел только её половину с неточностями и ошибками, которых у меня не было, и без фотографий, которые у меня просили. (Поэтому я стал думать, что в будущем редакция может опубликовать эти фотографии без упоминания их происхождения с таким комментарием: вот, мол, что нам удалось найти в наших архивах…). Особенно показателен пример с датой смерти дяди, произошедшей 12 марта 1995 года: по мнению «Казан утлары», это случилось 12 марта 2000 года! В наше время «свободы слова» взыскательного читателя не ограничивают в выборе: Рафаэль Мустафин в статье «Как казанский «телёнок» бодался с партийным «дубом» (журнал «Татарстан» № 11, 2004 год, затем книга «Силуэты» 2006-го года) пишет, что когда умер Салих Баттал, «стоял холодный зимний день» 1995-го; по версии газеты «Вечерняя Казань», это было 13 марта; на сайте Национальной библиотеки РТ указано 14 марта; в Татарской энциклопедии – 13 мая 1995-го. (Кстати, когда в 2005-ом мне удалось спросить Р. Мустафина, откуда он взял, что Салих Баттал умер зимой, он запомнил, что ошибся. В его следующей книге «Репрессияләнгән язучыларыбыз» 2010 года – это те же «Силуэты», только переведённые на татарский - я прочитал, что наш дядя умер… «холодным осенним днём» 1995-го).

Общение с профессионалами, «исправляющими» чужие труды без извещения автора, напомнило мне давнишнюю юмореску: «У меня всё хорошо. Я умён, удачлив, у меня престижная работа, большая зарплата, я езжу в заграничные командировки. На работе меня ценят, прислушиваются к моему мнению, меня уважают соседи. У меня хорошая семья, умные, трудолюбивые дети, живём душа в душу; есть машина, дача, большая квартира… У меня лишь один недостаток: люблю, знаете ли, приврать…».

После «Казан утлары» я сделал последнюю попытку полностью опубликовать известные нам, но постоянно искажаемые другими факты из жизни Салиха Баттала, использовав его личный опыт в таких случаях. Когда в Казани отказывались печатать его очередное «крамольное» произведение, он переводил его на русский и обращался в издания других городов. Я предложил полный вариант своих «Размышлений…» о Салихе Вазыховиче на русском языке, по рекомендации знакомых, главному редактору журнала «Казань». После ознакомления с текстом он ответил, не объясняя причин, что «не готов взять его в таком виде». Когда я выразил готовность забрать текст обратно, он остановил меня и пригласил встретиться «через неделю, лучше через полторы, и поговорить о нём». Но, опережая меня, через неделю позвонила его помощница: «Извините, ваш текст нам не подходит». Когда я забирал свои бумаги, она в ответ на мой вопрос о причинах отказа сослалась на главного редактора, а того не было на месте. Поэтому через несколько дней я позвонил ему: «Позвольте естественный вопрос: сначала вы предлагаете не забирать текст, а придти для его обсуждения, потом ваша помощница от вашего имени сообщает об отказе принимать его. Где здесь истина?». – «Ну, моя помощница неправильно поняла и передала моё мнение… Я и сейчас готов обсудить написанное вами».

После моих настойчивых просьб «главный» открыл тайну своих сомнений: «Вы хорошо пишете о ваших взаимоотношениях, много подробностей, которых никто не знал, но не дали общего представления о дяде; нет «стержня» – кто он такой, кем был. Я, например, этого не увидел».

Наконец-то! Я считаю, это уместное замечание, поэтому искренне сказал за него «спасибо». До сих пор я обращался в татарские издания, а в них ещё представляли, кто такой Салих Баттал, поэтому этот недостаток моего сочинения оставался незамеченным. Правда, об этом можно было сказать сразу, а не «через неделю, лучше через полторы». Тем более, что и исправить этот недостаток можно было быстро - введением пары предложений, от силы – небольшого абзаца. Но если главный редактор кого-то приглашает, то выполняет договор, а не поручает помощникам черновую работу. Где здесь искренность? «Я, например, этого не увидел». А если бы я не перезвонил ему? Поэтому я пришёл к выводу, что настоящее мнение главного редактора я услышал от его помощницы, а его надпись на моих бумагах «Вернуть с благодарностью» - всегда психологически правильный, но дежурный ход, «обезболивающее» для нежелательного автора и дополнительная страховка от возможных желающих «разобраться» на повышенных тонах.

Все части:

Комментарии (0) Пинги (0)

Пока нет комментариев.


Leave a comment

Нет обратных ссылок на эту запись.